Адрес: Казань, ул. Аделя Кутуя, д.88      Телефон: 8(843) 246-22-81      Мобильный / WhatsApp: +7 (917) 899-92-81     E-mail: bilart@inbox.ru

СВЯЩЕННЫЕ РАСТЕНИЯ ИЗРАИЛЯ С ТАТАРСКИМ АКЦЕНТОМ

     Летом 2020 года наша команда делала витражи для Казанской синагоги.
Это не первый наш проект для синагоги, мы сотрудничаем уже 10 лет, но в предыдущие годы эскизы разрабатывал художник Рашид Анурович Латыпов, а в этом году рисовал эскизы я, и это стало для меня приятным опытом, которым я хочу поделиться с вами.

     Синагога — это, пусть и религиозный, но всё же культурный объект, и когда делаешь для такого объекта витраж, ты знаешь, что его будет видеть не десяток избранных, а тысячи простых людей. Да, синагога — это место, созданное иудеями для иудеев, но всё же это здание является частью городского ансамбля, архитектурной и культурной частью той среды, в которой живут казанцы, поэтому витраж делали как для себя.

     Витражи нужно было сделать не простые: не какой-нибудь орнамент с цветами, а тематический полиптих из 6 частей, посвящённый священным для иудеев растениям.

     Тут, конечно, пришлось изучить материал, ведь каждое растение — это символ, который содержит в себе целую философскую концепцию.

     Первым был создан эскиз граната. Зрелые плоды треснули и раскрылись, обнажив перед зрителем зёрна. Гранат символизирует действие: «Даже «пустые» среди вас полны хороших поступков, как гранат полон семян». Поэтому необходимо было изобразить гранаты с семенами, отделёнными друг от друга, но находящимися в едином фрукте. Расположение одиннадцати плодов чем-то напоминает о десяти сефирот Древа Жизни и одиннадцатой сефирой Даат.

     Виноград хорошо разместился в асимметричном окне. Вьющийся стебель хорошо смотрится в таком наклонном виде. Грозди выполнены в технике фьюзинг, виноградинки спечены из стёкол нескольких оттенков фиолетового. Виноград символизирует радость, которая стимулирует наши возможности и добавляет глубину, цвет и энергию всему, что мы делаем.

    Пшеница и ячмень — это злаковые, они похожи, но пшеницу употребляют в пищу люди, а ячменём кормят животных. Так, ячмень символизирует пищу животной души, а пшеница — пищу божественной души. Важно питать обе души, поэтому растения изображены на одном витраже: сверху пшеница, снизу ячмень. 

     Инжир, в его созидательном проявлении, представляет собой возможность глубокого личного участия в каждом положительном деле – возможность соединиться с тем, что мы делаем. Фиговое дерево изображено динамичным, извивающимся, танцующим. То, что мы делаем, влияет на нас самих. Так и фиговое дерево будто готово изменить свою форму под влиянием наших поступков.

     Предпоследним я нарисовал оливу. Дерево изображено перед рассветом. Тёмная лазурь ночного неба спорит с предрассветной бирюзой горизонта, а ствол оливы изображён в процессе борьбы с собою. Олива как бы борется со своей земной сущностью в стремлении прикоснуться к божественному. » Точно так же, как оливки дают масло только под прессом, так и мы проявляем лучшее в нас только под давлением жизненных испытаний и внутренних противоречий».

    Только после оливы я наконец понял, как буду рисовать финиковую пальму. 
После предрассветных сумерек оливы мне захотелось изобразить сумерки заката, когда после жаркого дня звуки умолкают и в звенящей тишине слышно только стрекотание сверчков, а тебя окутывает прохлада, успокоение… Хочется просто молча сидеть и наблюдать за движением сумерек.
И вот тут пальма вписалась хорошо, всё встало на свои места. Пальма даёт плоды только по прошествии долгих лет и может олицетворять человека, который «расцветает» только тогда, когда он полностью доведён до внутренней гармонии с собой и с Богом.

     Мы не обсуждали с заказчиком ни идейной составляющей, ни вариации композиционных решений. Я просто делал работу художника, а заказчик вносил небольшие корректировки. Так, например, на витраже с пшеницей и ячменем из обрамления были исключены подсолнухи, а из витража с оливой было исключено солнце.

Когда все шесть эскизов были готовы и заочно одобрены, мы с шефом поехали в синагогу, чтобы раввин лично посмотрел эскизы и утвердил их подписью. 

Обычно подобные большие проекты довольно долго рисуются, проходят месяцы, стачиваются пачки карандашей, а папка с вариантами эскизов увеличивается в объёме. Но с синагогой этап эскизов мы прошли довольно быстро: 14 мая мы начали рисовать, а 27 мая уже поехали утверждать.

В здании синагоги в ожидании раввина мы провели около получаса, за это время я отснял все витражи, которые мы когда-либо делали для синагоги. Вот некоторые из них:

Батталов Ильгиз Ингельевич и главный раввин Казани и Татарстана Ицхак Горелик

     И вот мы сели за стол с папкой для эскизов. Раввин Ицхак разглядывал с явным наслаждением, ему всё очень понравилось, и он попросил меня сфотографировать его, когда он будет подписывать эскизы. На общей фотографии решили не снимать медицинских масок – примета времени, на дворе 2020-й год, пандемия короновируса…

     Вот теперь можно было приступать к работе. 
Работа над витражом началась с фьюзинга — это техника спекания стекла. У нас есть печка, которая медленно нагревает стекло до 790 градусов. Цветные кусочки, расплавляясь, становятся частью целого. Техника фьюзинг помогла нам сделать плоды священных растений блестящими, округлыми, спелыми на вид. Начали с гранатов. Зёрнышки граната сварены из стёкол четырёх оттенков красного. Сразу сделали и виноград из нескольких оттенков фиолетового. Финики, инжир, оливки — всё это прошло через печь ещё до того, как мы получили шаблоны с точными размерами. Не побывали в печи только злаковые.

     Первый витраж в серии — это всегда волнительно, потому что именно он должен задать ритм, уровень исполнения и настроение всей серии. А когда первый витраж получается хорошим, то создание второго витража — тоже дело волнительное, потому что на него ложится ноша соответствия высокой планке, заданной первым. 

     Да, техника витража почти всегда несёт в себе элемент неопределенности, и работа по корректировке изделия ведётся постоянно. Рисование эскиза на бумаге цветными карандашами или акварелью — это не то же самое, что стекло в витраже. И даже когда эскиз утверждён, когда вот они, цветные стёкла, у тебя в руках, и ты режешь их по подготовленному картону, всё равно лишь представляешь, как оно будет выглядеть на просвет, моделируешь в голове разные комбинации цветов, фактур и степеней прозрачности стекла.
Только после того, как витраж полностью готов, мы ставим его на окно и всегда испытываем удивление и восторг, потому что игра света на стёклах не поддаётся прогнозированию, результат всегда превосходит наши ожидания. Ведь на столе, в работе, витраж выглядит плоским, без воздушности и блеска.

     Когда мы закончили витраж с гранатами, он получился точно таким же, как на эскизе, только ярче, сочнее, воздушнее и живописнее, потому что в нём мы использовали 5 оттенков синего, 4 оттенка зелёного и 3 оттенка голубого. К сожалению, редко удаётся воплотить в жизнь такие яркие проекты: современные заказчики предпочитают сдержанный жёлто-бело-коричневый колорит.

     Затем мы начали работу над фиговым деревом. За него я беспокоился больше всего: уж очень бледно оно смотрелось на фоне других витражей. В процессе работы я постоянно вносил изменения (отклонялся от эскиза), чтобы добавить витражу сочности. Вопреки опасениям, работа получилась хорошей. Яркая красно-зелёная рамка здесь выполняет роль акцента и, в то же время, уравновешивает красную гамму гранатов, расположенных на левой стороне.

    Далее предстояла работа над двумя сложными витражами — пальмой и оливой. Сложны они и из-за обилия мелких деталей, и из-за сложной колористической гаммы: цветными стёклами необходимо было создать реалистичный пейзаж.

    Олива — самый сложный витраж в серии. Чтобы добиться глубокой синевы предрассветного неба, нам пришлось использовать много оттенков синего и разделить витраж на мелкие куски. Этот витраж собран из 800 кусочков цветного стекла, а уж сколько медной фольги ушло на обмотку каждого кусочка, сколько припоя — на витраж!..

     Виноград сделали будто между делом, как-то легко и незаметно. Наверное потому, что виноград у витражистов — штука довольно проходная, по крайней мере в интернете можно найти множество витражей с виноградом, а предыдущие четыре растения я и вживую-то никогда не видел, не говоря уже о том, что это был первый мой опыт воплощения их в стекле.

     Когда витраж со злаками был в работе, к нам в гости пришла комиссия из синагоги — посмотреть, как идут дела.

     Особенно понравились им два витража: гранат и пальма. А вот уже готовые фигу и виноград по просьбе комиссии пришлось немного скорректировать, заменив три инжира и сделав грозди винограда темнее. 

Пока в печи пеклись новые инжиры с виноградинами, мы закончили пшеницу и ячмень. Зёрна злаков мы сделали методом пайки свинцовой ленты. Витраж в жёлто-голубых тонах — злаки на фоне неба. В рамочке использованы стилизованные колосья пшеницы. Такой витраж, если не знать значения символов, можно представить в окнах ВДНХ, где он смотрелся бы не менее эффектно.

Эпилог

   

     Создавая произведение искусства, нельзя скрыться от того, что тебя наполняет. А так как я – носитель культуры татарского народа, то, конечно, это не могло не отразиться в витражах. Татарские мотивы, наверное, можно разглядеть в обрамлении или в колорите. Но пусть так. В конце концов здесь живут казанские евреи, в которых тоже есть капля татарской культуры. И пусть наша казанская синагога будет особенной, благодаря этой маленькой национальной изюминке, если она присутствует.

     Сразу после полиптиха мы сделали витраж, обрамляющий большое круглое зеркало, для той же синагоги. Но это уже совсем другая история…

Автор: Ведущий художник мастерской «Биларт» — Марат Алиакберов.
Фото: Марата Алиакберова 
Закрыть меню

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять